Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Девочка-скерцо

Архив

Ну, а вот здесь интересующиеся могут найти мои стихи, которые я в разное время помещала в этом журнале.
Правда, после 2007 года я разленилась и почти перестала добавлять новые стихи в избранное - а теперь их уже написано столько, что пришлось бы потратить не одну неделю на пролистывание журнала. Хотя, может, когда-нибудь и соберусь. Прошу простить за двойные ссылки, по-человечески я сделать не смогла :)
А более поздние подборки и всякие разные публикации можно найти по тэгу и вот здесь еще, в Журнальном зале.

Ах, да... чуть не забыла ;)

© Анна Полетаева


P.S. Говорят, есть еще на свете старомодные люди вроде меня, которые предпочитают читать стихи, напечатанные на бумаге. Именно для них предназначен этот баннер :)




М

(no subject)

Все просто и ясно: мы влипли – и это не лечится.
И давит, и ноет, мутируя в нашей крови...
А жизнь, как вокзал – и судьба, как хмельная буфетчица,
Налив на копейку, десятку содрать норовит.

И вновь разбежавшись, разъехавшись в разные стороны
В десятый – и сотый – а может быть, в тысячный раз,
Кружа и петляя, вернемся сюда очень скоро мы –
В то место, которое создано только для нас.

И здесь, в суете, на прокуренной старенькой станции,
Мы снова помянем, разлив по стаканам Агдам,
Улыбку твоей бесконечно наивной Констанции –
И честь мушкетеров, и преданность ветреных дам.

И в звоне стаканов нам шпаги былые послышатся,
Салфетка заменит батистовый тонкий платок...
И мы не поймем – то ли поезд за окнами движется,
То ль вся эта станция, дав на прощанье свисток,

Со мной и с тобой отправляется в даль несусветную,
Избавив от муки сплошных расставаний и встреч,
Туда, где жива еще наша любовь беззаветная –
И нежность ладоней на теплом пристанище плеч...

Willwilson

(no subject)

Но если бы знать, от чего ты спасаешь меня –
И если бы знать, от чего я спасаю его...
С твоей колокольни по мне ли устало звонят?
С моей колокольни давно не звонит ничего.

В моей колокольне незрячей голубки гнездо –
Голубки, упрямо растящей своих кукушат...
У них голоса не дошедших до нас поездов,
Безбашенных детских часов, что безбожно спешат –
И будят за век до того, когда нужно вставать,
Когда еще тихо и мирно в хрустальном гробу...
Проснешься, оглянешься – все возвращается вспять,
И ты в том же царстве, с дурацкой звездою во лбу.
Ах, если бы знать, для чего тебе эта звезда,
Когда все вокруг будут спать еще тысячу лет...

И только незрячей голубке с чужого гнезда
Мерещится часто далекий мерцающий свет.



Снег

(no subject)

Сюжет, конечно, есть – но мы его не знаем.
Он проще и добрей, чем кажется сейчас...
Давно пошли на жесть последние трамваи,
В грядущем декабре ушедшие без нас.

Количество потерь за качество победы –
Обычная цена, не выше остальных.
А запертую дверь в неведомые беды
Ломать или признать мы вроде бы вольны...

Сюжет, наверно, прост – как дважды два четыре.
Задача решена, и выводы ясны –
С больших далеких звезд, в ином и лучшем мире...
Наверное. А нам дожить бы до весны.


М

(no subject)

Уходит время шестого чувства и поездов,
И майский воздух невыдыхаем, болиголов,
Течет по легким – таким тяжелым и неродным –
Как душный выхлоп больного зверя, драконий дым.
Конец сказанья – венец терновый – попробуй снять...

Уходит время шестого чувства – куда-то вспять,
В цветы сирени, и в каждом ровно пять лепестков –
Смешное счастье на тонких ветках, без дураков,
Что свято верят пустым перронам своих сердец
И в то, что в сказке важней начала всегда конец...

...Трясясь в вагоне, глотая теплый, безвкусный чай,
Ты жмешь на кнопки: «Последний скорый. Вчера. Встречай».

М

(no subject)

Когда не стало больше тем
для разговоров,
когда несешься в темноте,
как самый скорый
из всех возможных поездов,
по параллели
ко всем возможным из миров –
на самом деле,
а не во сне и не в пятнистой
лихорадке –
без тормозов и машиниста,
то в остатке
сухом деления пути
на время ночи
зачем-то силишься найти
гудок погромче.

Не для того, чтоб оценили
силу звука,
не оттого, что больно или
слишком туго,
не потому, что естество
твое не вечно...
А чтоб услышал голос твой
хотя бы встречный.

Шляпа

(no subject)

Ты стой и пой свое падам, падам...
Роняй себя им на руки дождем.
Назвать «мадам» - по кольцам и годам -
Какая глупость...
Mon garçon,
adieu!

За воробьиной грудью горячо
Вскипает лава, рушатся миры.
А пальцы ищут чье-нибудь плечо –
Хоть что-то
за пределами
игры...

Качается, как поезд, вся земля:
Падам – падам - падам - мадам – Эдит...
Несет меня к тебе из февраля
В горячие
соленые
дожди.


Девочка-скерцо

(no subject)

ЧЕРЕЗ АРКУ - И НАЛЕВО




И с чего ее туда понесло?.. Ведь сто лет в обед. Но каждый раз, проезжая мимо на автобусе, она успевала зацепить взглядом эти два окна на первом этаже и даже заметить в них что-то новое: светлые занавески, красную в горошек кастрюльку на подоконнике, трещинку наискосок, заклеенную пластырем... Сегодня она навестила отца на работе - там у него был уютный кабинет с диванчиком и электроплиткой. И, что самое главное, там был душ – в такое пекло самое то. Так что она отлично искупалась, высушила свои длинные пушистые волосы феном, а отец вдобавок угостил чашечкой кофе и бутербродами. И теперь она шла по знакомой улице очень довольная собой: сиреневое платье без рукавов с маленькой аппликацией на груди в виде розовой шляпки - случайный подарок сестры мужа - нравилось ей, а после купания в теле ощущалась небывалая легкость... «А вот возьму и зайду, подумаешь...» И через пару минут она обнаружила себя стоящей у знакомой двери, которая, видимо из-за жары, была теперь приоткрыта. Из глубины квартиры (да чего там, квартирки: комнатка и кухня – негусто) доносились оживленные голоса, среди которых она безошибочно узнала ЕГО голос. Ноги почему-то ослабли и стали подгибаться в коленях, в ушах зашумело – пришлось опереться о стену, чтоб не упасть... И она наверняка повернулась бы и пошла обратно, если бы в следующий миг дверь не распахнулась. На пороге показалась худенькая смуглая особа, завернутая от подмышек и до середины бедер в подобие банного полотенца. Collapse )

Девочка-скерцо

(no subject)

Поднесите ребёнка к окну,
Вещи – к поезду, приме – букеты,
Подгоните одно к одному,
Лодку – к берегу, к правде - ответы.

Приведите к добру – сквозь грехи,
Мир – в движенье и к месту – цитату,
Подлых – в бешенство, в чувство – лихих,
Одиссеев – в родную Итаку.

И любите любимых своих,
Дождь, варенье и кукол на нитях,
Тихий джаз, вечера на двоих...
Да неважно - что...
Просто - любите.


Девочка-скерцо

(no subject)

Ты бережешь меня от горьких слов,
От пустоты и от вселенской стужи.
Я зябко кутаюсь в осеннюю любовь -
Обман невольный так мне нынче нужен.

Ты улыбаешься печально и светло
И плещешь золото в раскрытые ладони,
И отдаёшь последнее тепло,
И поезд ждёшь со мною на перроне...

Когда б могла я так стоять всегда -
Вдыхать твой запах чудно-горьковатый
И провожать глазами поезда...
И слушать неба
нисходящее
легато...