Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

Девочка-скерцо

Архив

Ну, а вот здесь интересующиеся могут найти мои стихи, которые я в разное время помещала в этом журнале.
Правда, после 2007 года я разленилась и почти перестала добавлять новые стихи в избранное - а теперь их уже написано столько, что пришлось бы потратить не одну неделю на пролистывание журнала. Хотя, может, когда-нибудь и соберусь. Прошу простить за двойные ссылки, по-человечески я сделать не смогла :)
А более поздние подборки и всякие разные публикации можно найти по тэгу и вот здесь еще, в Журнальном зале.

Ах, да... чуть не забыла ;)

© Анна Полетаева


P.S. Говорят, есть еще на свете старомодные люди вроде меня, которые предпочитают читать стихи, напечатанные на бумаге. Именно для них предназначен этот баннер :)




Девочка-скерцо

(no subject)

* * *

Его попугай знал две тысячи слов
Две тысячи прекрасных никому не нужных слов
Она научила птицу еще трем
Чтобы когда она уйдет
Хотя бы попугай
Умел говорить по-человечески.
Девочка-скерцо

(no subject)

* * *

Два крошечных окна,
Увитых виноградом,
Скрипучих половиц
Случайный разговор,
Беленая стена –
И на комоде рядом
Фигурки странных птиц,
Копеечный фарфор...

А в маленьком дворе,
Где так уютны тени
Под деревом орех,
В сияющем тазу –
В полуденной жаре –
Волшебное варенье
(Добавить детский смех
И дымную слезу)
Кипело на огне,
Вбирая безмятежность
Любимых теплых рук
И истинный покой,
Тягучих летних дней
Бестрепетную нежность...
И замыкался круг
Так ясно и легко.

Девочка-скерцо

(no subject)


«Мертвец идёт!» — выражение, которое употребляет охрана при передвижении смертника вне его камеры.



***

Мертвец идет. Весна стоит вокруг.
Он ей не брат, не родственник, не друг –
Но всех и сразу ей напоминает.
Нет, быть того не может...
Вот, опять –
Мертвец со лба откидывает прядь
И так молчит,
Как будто точно знает
Любое из двенадцати имён,
Которые и память, и закон,
И вечности далекая порука...

Весна стоит и смотрит мертвецу
В глаза – как сыну – или как отцу
Молчанье замыкающего звука,
В котором щебет птиц и плеск волны,
И шорох листьев,
Что еще должны
Из почек появиться для кого-то,
Не помнящего времени и мест,
Где – подписью неграмотного – крест
Поставлен над землей Искариота.


Девочка-скерцо

(no subject)

А ты считай, что ты – hand made,
А не китайская штамповка,
Что рождена под звуки флейт,
И все, что так в тебе неловко –
Твоя изюминка, твой стиль...
Вперед, вперед за синей птицей,
Моя отважная Митиль,
Сотри бумажной рукавицей
Веков случайные черты
С лица седого Метерлинка –
Мечты прекрасны и просты...

Пока не кончится пластинка,
Не станет времени игла
Шипя подпрыгивать на месте –
И не поймешь, что не нашла,
Увы, ни птицы в этом квесте,
Ни даже синего пера,
Чтоб написать другую сказку –
Вперед, вперед, твоя игра...

Не примеряй чужую маску,
Ты дура, да – но эксклюзив,
Таких уже не производят.
Беги, беги, вообразив
Круговорот добра в природе –
На шелест новеньких страниц
Под чьей-то детскою рукою...

Под пенье синих-синих птиц,
Летящих в небе за тобою.

Скрипка

(no subject)

О чем бы он ни говорил –
О звоне башенных часов,
О скрипе лестниц и перил,
Дверях, закрытых на засов,

Об окнах, выходящих в сад,
В котором вьются сорняки,
О не вернувшихся назад
Птенцах, кормившихся с руки,

О тихих сумерках втроём
С луной и стареньким котом,
О снах, сдающихся внаём,
Об отраженьях под мостом,

О самом ярком из огней,
Что не пошел слепому впрок –
Все выходило лишь о ней,
Живущей где-то между строк...







Девочка-скерцо

(no subject)

Но пока еще мы есть друг у друга –
Хоть в каком-нибудь нелепом формате –
Наши птицы возвращаются с юга,
Как ни силился бы мир задержать их.

Возвращаются в знакомые гнезда,
Вспоминают позабытые песни –
И становится все ясно и просто,
Словно не было ни зла, ни болезней.

Словно больше ничего не случится
Ни печального у нас, ни плохого –
Если все же возвращаются птицы,
Будто эхо изначального Слова.

окно

(no subject)

Бьют часы на старой ратуше
Будто клювом какаду
Я не то, что журавля уже
Даже аиста не жду
Я расчесываю волосы
И смотрю себе в окно
Все посадочные полосы
Заросли уже давно
Лебедою и антеннами
Kто-то смотрит евроньюс
Кто-то плачет внутривенными
Я обычными боюсь
Вдруг испорчу день синоптикам
Обещали ведь весну
И стою, как рыба с зонтиком
Губы трубочкой тяну
Бог с тобой, какие нежности
Так, задумалась чуть-чуть
О тебе, о неизбежности
Ни взлететь, ни утонуть...

Девочка-скерцо

(no subject)

Ты все пишешь и пишешь о Ней –
Посылаешь почтовую стаю
Под обстрел торопящихся дней...
А какие из птиц долетают –
Не сумеешь узнать никогда.
И наверное, к лучшему это...
Поднимается к горлу вода
Подозрительно алого цвета.

Ты слыхал, что в живых Ее нет,
Затерялась на дальних погостах...
О Любви говорящий поэт –
Как художник, рисующий воздух.

Нет на свете сложнее задач,
Чем у этих несчастных блаженных...
Но за тысячей их неудач
Наступает один сокровенный,
Невозможный, казалось бы, миг –
И с небес опускается стая...
И глядишь на немыслимый лик,
Узнавая его – и вдыхая.


Девочка-скерцо

(no subject)

Ты, кажется, до черточки знаком,
До впадинки, до локтевого сгиба,
До странности – и все-таки, фантом,
Как колдуны далекого Магриба,
Что статуи способны оживлять
И воскрешать умершее до срока...
Но как-то получается опять,
Что без тебя безмерно одиноко.

И вроде бы, давно я не дитя,
Но верится легко и без опаски
В чертоги, возводимые шутя,
И самые несбыточные сказки...

А опыт все твердит про миражи,
Которых не достичь и не напиться:
Сначала, мол, пощупай, докажи,
Пошли вперед прирученную птицу –
Пусть принесет хотя бы волосок
Или тепло его прикосновенья –
Мол, вдруг там только солнце и песок,
Не знающие жалости и тени...

А сердце шепчет: пусть оно и так,
Пускай там ничего, песок и солнце –
Но я зову как тысяча Итак...
И он меня услышит и вернется.