Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

So...

(no subject)

Допустим, ты лирический герой –
Тогда уж, будь любезен, соответствуй
Зимы непроходимому эстетству,
Деревьям с покореженной корой...

Прикрой снегами вечный свой раздрай
И ржавчину осеннего распада –
До черточки собою предугадан,
Все лишнее бестрепетно стирай.

Воздав хвалу беспамятству зимы,
Рисуй на окнах изморозью белой,
Пускай дымки из труб осоловело,
Стели себя под ноги горемык
То льдом, то серой кашею из слез,
То белизной нетронутой ночною.
Задерни непрозрачной пеленою
Небесный ярко-синий купорос...

Конечно, ты лирический герой,
Живешь согласно выбранной легенде –
Но так и тянет дать хороший пендель
Тебе, такому томному, порой!
И усадить, замерзшего, к огню,
И в руки дать дымящегося чаю...

Но я в тебе тебя не различаю.
А различив – наверно, прогоню...


Девочка-скерцо

(no subject)

Ты улыбаешься...
Смешно
семнадцать лет искать окно
одно
глазами.
Откуда знать мне,
что давно
ты продал то,
что за окном,
какой-то даме...
Возможно, пик –
почем мне знать,
какого цвета эта знать,
и знать ли это...
Я просто видела одно,
одно из тысячи,
окно
чужого света...
Ты улыбаешься...
И я
(семнадцать лет небытия –
без философий –
прекрасный повод)
я в ответ
смеюсь...
Всего семнадцать лет
и чашка кофе.

Девочка-скерцо

(no subject)

Жди меня, и я вернусь.
Только очень жди,
Жди, когда наводят грусть
Желтые дожди,
Жди, когда снега метут,
Жди, когда жара,
Жди, когда других не ждут,
Позабыв вчера.
Жди, когда из дальних мест
Писем не придет,
Жди, когда уж надоест
Всем, кто вместе ждет.

Жди меня, и я вернусь,
Не желай добра
Всем, кто знает наизусть,
Что забыть пора.
Пусть поверят сын и мать
В то, что нет меня,
Пусть друзья устанут ждать,
Сядут у огня,
Выпьют горькое вино
На помин души...
Жди. И с ними заодно
Выпить не спеши.

Жди меня, и я вернусь,
Всем смертям назло.
Кто не ждал меня, тот пусть
Скажет: — Повезло.
Не понять, не ждавшим им,
Как среди огня
Ожиданием своим
Ты спасла меня.
Как я выжил, будем знать
Только мы с тобой, —
Просто ты умела ждать,
Как никто другой.




(с) Константин Симонов

Девочка-скерцо

(no subject)

Ужасный век, ужасные сердца!

А. Пушкин



Хелло, любовь! Февральский мандарин.
Ты так прекрасна – равно, как ненужна.
Снаружи так оранжево-натужна –
И беспричинно-правильна внутри.

Не бойся, я тебя уже не съем...
Я так давно ношу тебя в кармане,
Мне вкус твой забродивший будет странен
И незнаком – не то, чтобы совсем,

Но... Лучше полежи себе пока.
Вот наберусь отчаянья и силы –
И запущу тебя я в облака...
За то, что так легко с собой носила.


* Так о чем это я хотела... Ах, да! Мне кажется, что Любовь - это не то, о чем пишут в открытке с сердечком, пришпиленной к коробке шоколада. Давайте не принижать ее, не давить ее прессом стандарта. Для признаний в любви у нас есть 365 дней - выбирайте любой!
ЗЫ. Кстати, конфеты и цветы тоже можно дарить чаще, чем предписывает регламент ;))


Девочка-скерцо

(no subject)

Два крошечных окна,
Увитых виноградом,
Скрипучих половиц
Случайный разговор,
Беленая стена –
И на комоде рядом
Фигурки странных птиц,
Копеечный фарфор...

А в маленьком дворе,
Где так уютны тени
Под деревом орех,
В сияющем тазу –
В полуденной жаре –
Волшебное варенье
(Добавить детский смех
И дымную слезу)
Кипело на огне,
Вбирая безмятежность
Любимых теплых рук
И истинный покой,
Тягучих летних дней
Бестрепетную нежность...
И замыкался круг
Так ясно и легко.


Девочка-скерцо

(no subject)

У каждого в душе – своя страна,
И гости зачастую в ней пугливы...
Гостеприимство требует вина,
Беседы легкой и неторопливой.

Радушно встретив, не избегнув лжи,
Привычно неоправданной и древней,
Мы водим их – таких еще чужих –
По собственной Потемкинской деревне.

Где хлеб и соль, и поясной поклон,
И белизною светятся рубахи...
Где свято соблюдается закон –
Под страхом отвержения и плахи.

И сами забываем боль и смрад,
Царящие за этим благолепьем -
Лишь был бы гость доволен, сыт и рад...
А будни наши, в горе и отрепье,
Для глаз других – привычных к темноте,
Для рук иных – не брезгующих грязью,
Для тех немногих – самых близких тех –
Что дорожат любою ипостасью,
Огнем, водой и сомкнутостью губ
В часы беды... Которых бы могли мы
С собою взять в любой ветшалый сруб –
И греться тем, что ими мы любимы...


Отражаясь

(no subject)

Не жди. Она еще в дороге – либо
уже ушла... Записку «Завтра, в пять.
Пишите письма. Ваш Анфан Терибль»
бессмысленно – и хлопотно – искать.

Таких не ждут. Они приходят сами.
И могут на ступеньках у двери
с конфетой за щекой сидеть часами,
пока хозяин им не отворит –
и не предложит водки или чаю,
гитару, тапки, плед и табурет.
Таких не ждут. Но - изредка - встречают.
Хоть их - таких - давно в природе нет.

Не спрашивай наивно: «Будешь?» - Будет.
Сейчас и много. Или – никогда.
Летят ей в руки звери-птицы-люди...
И только время с нею не в ладах.
Оно при ней чрезмерно – и убого.
Давно не враг, не друг – скорее, месть.
Не жди. Она найдется у порога.
Единственная, кто была...
И есть.





Девочка-скерцо

(no subject)

Чему гореть?.. Полужива.
Осталась мелочь при обмене...
Но хватит мне на кружева,
На кружку кофе, на круженье
Сухого, нежного листа
С ветвей твоей пожухшей веры,
На дрожь провисшего моста
Под мерной поступью... На серый
Усталый взгляд твоих небес,
На их непрошенную влагу...
Да ты и сам почти исчез,
Уже совсем недолго...
Август.


_