Анна Полетаева (lapushka1) wrote,
Анна Полетаева
lapushka1

НИКОГДА


Каждым летом мы с папой вдвоем садились в машину - и ехали на время его отпуска в какой-нибудь из городов Советского Союза. Мне, как штурману, торжественно выдавался бережно хранимый атлас автомобильных дорог - в первых поездках еще старый, потрепанный, а позже новенький, почему-то нежно-розового цвета, с фотографией жигуленка и нарисованным сбоку светофором на обложке. В мои обязанности входило следить за маршрутом и развлекать папу разговорами, чтобы он случайно не уснул за рулем от усталости. Это так, прелюдия к одной истории, которую я хочу рассказать.

Точно не помню, куда мы ехали в то лето - кажется, в Кисловодск, но не уверена. На ночевку решили остановиться в мотеле, поблизости от Нальчика. Хотя назвать мотелем эти наспех сколоченные бараки в наше время вряд ли бы кто решился. Туалет, естественно, во дворе - и там же, под деревом, эмалированная раковина с плюющимся краном, одна на всех постояльцев.

В общем, заселились мы в одну из этих халуп. Обстановка шикарная: две кровати, щербатый стол, два стула времен отечественной войны, голая лампочка под потолком и прикроватный коврик с подозрительными пятнами, наводящими на нехорошие мысли. Но все же это было намного лучше, чем ночевать в машине - и мы со спокойным сердцем улеглись спать. Ночью я проснулась от странного ощущения: лицо горело, а его левая половина онемела. Испугавшись, я разбудила папу. Никогда в жизни - ни до, ни после - я не припомню у него такого взгляда. Сначала в его глазах - это я сейчас, задним числом понимаю - промелькнул ужас, потом удивление - он меня узнал, потом паника. Но он очень быстро взял себя в руки, осмотрел мое лицо, шею, заставил пошевелить руками и ногами, и незнакомым сдавленным голосом дал команду ложиться и спать. А он, мол, посидит рядом минут десять, пока я усну. Папе я доверяла безоговорoчно. Раз он сказал, что ничего страшного - значит, так оно и есть. Я легла и провалилась в сон.

Утром, проснувшись в значительно более бодром состоянии, я увидела его в той же позе на стуле. Он улыбнулся, спросил, как лицо. Я сказала, что все хорошо, только рот почему-то плохо слушается, и глаз заплыл. Зеркала в комнате не было, и рассмотреть себя я смогла только в боковом зеркальце машины. Что вам сказать... На меня смотрело чудовище. С абсолютно перекошенным лицом - и со страшными, налитыми кровью глазами, один из которых вообще не открывался. На мой немой вопрос папа ответил, что, по-видимому, меня укусила ночью какая-то ядовитая дрянь - и что отек сойдет, и я очень скоро стану прежней (заранее скажу, что я проходила с таким лицом еще дней пятнадцать).

Приехав в пункт назначения, мы, как обычно, занялись поисками квартиры. В курортных городах дело обстояло проще - там были так называемые "квартирные рынки", где могли встретиться желающие взять к себе постояльцев и новоприбывшие гости города. В такую "точку" мы с папой и отправились. Там папа быстро сговорился с разбитной хозяйкой свободной комнаты - и она повела нас в ближайший паспортный стол, чтобы оформить временную регистрацию. Вот там-то все это и случилось.

Нелишне упомянуть, что хозяйка наша, договариваясь с папой, несколько раз окинула меня опасливым взором, но спрашивать, что со мной такое, постеснялась - видимо, из нежелания потерять выгодных клиентов. Я тоже молчала - не так я была воспитана, чтобы встревать во взрослые деловые разговоры.
Так вот, стоим мы в паспортном столе, хозяйка наша щебечет с его служащей - по разговору видно было, что они старые знакомые. И одна между делом рассказала другой какой-то немудрящий, но очень смешной анекдот. Папа мой, из-за недостаточного владения русским языком, его не понял - и продолжал вчитываться в бумагу, которую ему дали на подпись. А я не выдержала и прыснула... И ВОТ ТУТ надо было видеть выражение лиц обеих женщин. Лица их выражали такое изумление, будто на их глазах обезьяна села за рояль и начала играть... ну, скажем, трансцендентные этюды Листа (знающие поймут). "Смотри, смотри!" - шепотом произнесла хозяйка, указывая на меня пальцем, - "Она смеется!"..
У меня от чудовищной обиды выступили слезы - наверное, величиной с грецкий орех. Как это, меня - меня! - лучшую ученицу класса, победительницу кучи математических олимпиад и прочее, и прочее - посчитали за идиотку?! Как такое могло случиться?
В следующий миг я осознала, что причиной тому мое лицо. Всего лишь мое опухшее лицо, сквозь которое им не пробиться - и не увидеть меня НАСТОЯЩУЮ...

Знаете, вот именно за эту короткую минуту я поняла, что никогда в своей жизни не буду судить о человеке по его внешности. Не буду судить по одежде, цвету кожи, разрезу глаз, чистоте рук. Не буду судить по умению или неумению складывать слова - или держать нож и вилку. Что я буду пытаться разглядеть в человеке его НАСТОЯЩЕГО... Да, это трудно. Да, не всегда получается даже в мои теперешние годы. Но я очень, очень стараюсь, поверьте.

Вот, собственно, и вся история. Не знаю, почему - но мне захотелось рассказать вам ее именно сегодня и сейчас.

Tags: о главном, прописи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments