June 13th, 2015

green

Ступеньки

посвящается А.Ч.


Ступеньки. Ступеньки. Твоя дверь. Я звоню. Открывает твой сын. Он большой и толстый. Нет, не толстый. Он похож на медвежонка с заплывшими глазками.
- Ты узнаешь меня?
- Да. Проходите...

Подбегает твоя дочка. Она утыкается мне в колени, обнимает меня обеими руками.
Я пытаюсь заглянуть ей в глаза. Это твои глаза. И твоё лицо. Но на нём нет твоей улыбки.
Collapse )


Девочка-скерцо

(no subject)

* * *

Принцесса была умной девушкой.
И она, конечно, выбрала живого соловья и настоящую розу.
И уехала с принцем в его маленькое королевство.
Соловей научил ее всем своим песням – и улетел.
Роза научила ее дарить красоту, оберегая свои корни шипами.
И перестала цвести.
Принц научил ее довольствоваться малым –
и носить свою медную корону как золотую.
И разлюбил.

И тогда королева сочинила песенку...
Но так ли важно, кто ее сочинил – и зачем.
Главное, что песенка получилась красивая,
хотя и грустная.

Да, а принца звали Августин.
Именно так его и звали.

Девочка-скерцо

(no subject)

* * *

Учительница музыки скучала,
вертела в пальцах красный карандаш...
(Не горбись, выше кисти, все сначала.
Запомни, ты экзамена не сдашь).

Учительница музыки скучала
и теребила крупное кольцо –
серебряное, кажется, с опалом –
на тонком пальце, хмурила лицо,
смотрела, мимоходом отмечая
увядший бант, чернила на руках
и завиток за ухом – цвета чая,
не выпитого утром впопыхах.

Привычным, бессознательным движеньем
(Легато, сколько можно повторять!)
разглаживала юбку на колене,
листала перемятую тетрадь...

А девочка сбивалась раз за разом,
на том же месте (Стоп, диез, диез!),
испуганно косила карим глазом –
почти возненавидев полонез,
себя, ее и крышку пианино,
в которой отражался этот день –
сияющий, безоблачный и длинный –
и музыки насмешливая тень...