November 18th, 2013

Solitude

(no subject)

* * *

Но если бы знать, от чего ты спасаешь меня –
И если бы знать, от чего я спасаю его...
С твоей колокольни по мне ли устало звонят?
С моей колокольни давно не звонит ничего.

В моей колокольне незрячей голубки гнездо –
Голубки, упрямо растящей своих кукушат...
У них голоса не дошедших до нас поездов,
Безбашенных детских часов, что безбожно спешат –
И будят за век до того, когда нужно вставать,
Когда еще тихо и мирно в хрустальном гробу...
Проснешься, оглянешься – все возвращается вспять,
И ты в том же царстве, с дурацкой звездою во лбу.
Ах, если бы знать, для чего тебе эта звезда,
Когда все вокруг будут спать еще тысячу лет...

И только незрячей голубке с чужого гнезда
Мерещится часто далекий мерцающий свет.

Tell me  why

(no subject)

* * *

В этой огромной рыбе чадит свеча –
Плавься, Иона, скоро коснемся дна.
Смерть моя, как жива ты и горяча...
Жизнь моя, как нема ты и голодна.

Алое чрево, черные облака –
Разум сдается, сердце кричит ура.
Только одно и бьется внутри пока:
Можно остаться на стороне добра.

Слышишь, Иона, то поминальный звон
Чьи-то отбили склянки... не по тебе.
Сколько их было – в рыбе твоей – Ион,
Не увидавших моря своих небес.

Море пророков – рыба на всех одна.
Вместо врача, причастья и палача...
Жизнь моя, как нема ты и холодна.
Смерть моя, как жива ты и горяча.