September 4th, 2013

green

(no subject)

* * *

Открою чакры – а оттуда
Опять выглядываешь ты,
Мой гордый маленький иуда,
Мой самодержец пустоты.
Щекочешь поднятое веко
На третьем выбитом глазу –
И скорбной песенкою зека
Давай выдавливать слезу...

Поговори со мною, крошка,
О чем-нибудь поговори.
Скреби заточенною ложкой
По алой мякоти внутри,
До самых сладостных окраин –
Авось и выскребешь чего,
Мой нерожденный братец Каин...
Хранитель сердца моего.



* * *

Не плачь, мой маленький, не плачь
Здесь каждый сам себе палач – и сам свобода
И кум глухому королю
Я все равно тебя люблю
А в чем природа

Твоей предательской любви
Не говори мне, не трави знакомых баек
Единой правды в мире нет
И там, где морщится поэт
Встает прозаик

Чтоб по сусекам поскрести
И камнем мудрости в горсти – да по сусалам
Смотри и слушай, дурачок
Как правда с губ твоих течет
Земным и алым



... и чашечку  кофе

(no subject)

Знаете, у меня в жизни давно уже есть одна присказка.
И пошла она из семьи моего бывшего мужа.
Дед его был полковником, армянином, в конце войны он был комендантом взятого нами Берлина. А бабушка была русской, сибирячкой. И звали ее Апполинария, а попросту - Полина.

Дед был очень малословным человеком, а бабушка любила покричать, поворчать, посетовать, что он такой молчун.
И когда она очень уж донимала деда, он смотрел на нее грустными армянскими глазами, качал головой - и с расстроенным вздохом говорил:

- Ээээ, Полиина...


:)) Вот и уменя в этой истории часто уже не бывает слов. И все, что я могу сказать - "Ээээ, Полиина..."

Willwilson

(no subject)

Ну, зато и плюсы есть. Через эту призму хорошо стало видно, кто есть кто.

Юлке Рабинович жму руку от всей души. Она гораздо более порядочный и мужественный человек, чем почти все мужчины, на словах долгие годы называющиеся моими друзьями и преданными поклонниками.

Всем спасибо, все свободны.