November 17th, 2008

Девочка-скерцо

(no subject)

Промолчи - попадешь в палачи. Промолчи, промолчи, промолчи. (с)



Обычно я избегаю разговоров на темы, так или иначе затрагивающие межнациональные отношения. Потому что это одна из тех болевых точек, которые есть у каждого человека - и прикосновение к ней почти всегда вызывает чувства, далекие от приятных и возвышенных.
Но есть случаи, когда молчание равно предательству - в первую очередь самого себя.
Говорить об этом мне больно вдвойне - потому что я очень люблю этот город.
Это моя вторая родина: моя мама из Тбилиси. Я всегда чувствовала себя там как дома.
И для меня совершенно немыслимо то, что - с попустительства действующей власти - творит там некий недочеловек по имени Тариел Сикинчелашвили, имеющий сан священника.
Грузинский народ имеет исключительно богатое культурное наследие. И я не думаю, что варварство и вандализм по отношению к святыням другого - действительно братского - народа может что-то к этому наследию прибавить.

Речь идет об армянской церкви XV века Норашен Сурб Аствацацин (Святой Богородицы) в старом центре Тбилиси, на улице Леселидзе.

Я понимаю, что у всех свои заботы - и немаленькие. И вроде бы в современном мире, где гибнут невинные люди, неизлечимо болеют дети и каждый день полон заботами о хлебе насущном, проблема культурной экспансии может показаться неактуальной. Но когда православный священник нанимает бульдозер, чтобы сравнять с землей МОГИЛЫ у церкви, чтобы потом спокойно присоединить ее к своему храму, находящемуся рядом - мне становится очень страшно. Действительно страшно.
Потому что нельзя жить в мире, где не осталось ничего святого.

Посмотрите на лицо этого существа. Просто посмотрите.

Я не буду тут говорить о других армянских храмах в Грузии, которые находятся в не менее плачевном состоянии. История вопроса уже неоднократно освещена - хотя бы здесь, здесь или здесь.

И я не знаю, что можно с этим сделать.
Но я обращаюсь к тбилисцам.
К тем, кого люблю.
Братья и сестры, для вас это не менее важно, чем для нас.
Не молчите.