?

Log in

No account? Create an account
 

June 1st, 2007

About Будьте вежливы с незнакомцами, любой из них может оказаться ангелом.

10:22 am
День защиты детей... Странное название. Впрочем, я об этом уже говорила. А сейчас хочется о другом... Взрослые - тоже дети. И их тоже нужно защищать - в первую очередь от самих себя.
У многих из нас - по разным причинам - нет теперь рядом того самого, единственно нужного человека, который только и мог, который только и умел - защитить. И даже у самого сильного взрослого глубоко внутри пульсирует эта неутолимая тоска по тому, неценимому и казавшемуся вечным, чувству ОБЕРЕГА...





Образ размыт, но остается голос
в телефонной трубке, потом – в памяти, а потом
где-то там, возле совести, заполняя полость
в запустевающем мире, вернее, почти пустом.

Ты опять поступил не так. Успокойся, все будет в порядке.
Сколько раз тебе говорить. А ну, повтори мне то,
что я сейчас сказала. Не слушал. На брюках складки.
двойные. Кто их разгладит? Знаю сама, что никто.

Утюгом допотопным, через мокрую тряпку, сильнее,
прижал – отпустил. Шипение. Понимается пар.
Сколько раз повторять! Впрочем, тебе виднее.
Вымахал, сгорбился, состарился и пропал



(с) borkhers


05:11 pm
Они всегда пропадали. Кто-то раньше, кто-то позже. Но он уже привык...

Появлялись они обычно настороженные и усталые. Смотрели недоверчиво.
Постепенно лица светлели, они начинали переглядываться с остальными, улыбаться. Потом подсаживались поближе, вслушивались в каждое слово, кивали: «Так... Все так». Протягивали руки – пощупать, будто не могли поверить, что вот он, рядом, живой и настоящий. Смеялись, плакали.
«Джан, как же мы жили без тебя!» «Джан, ты сам не знаешь, какой ты...»
Сидели у него заполночь, звонили друзьям: «Приходи, не пожалеешь!»
Друзья верили – и приходили тоже...
Кто-то курил, стряхивая пепел на старенький коврик. Некоторые спорили до хрипоты об услышанном, выйдя на лестничную клетку – и, перебудив соседей, возвращались, возбужденные и немного смущенные – послушать еще.
«Джан, а брось-ка ты это, пойдем прошвырнемся! Сколько можно сидеть в духоте?»
Он соглашался, вставал, шел.
«...Дерево? Да, красивое. Девушка? Да, чудесная. Мороженое? Почему бы и нет. А как тебе N? Нравится. А поподробнее? Я не умею подробнее... »
После прогулок он приходил к себе, садился – с ногами на диван, как любил – и рассказывал.
Про дерево, про девушку, про мороженое, про N... Но те, кто спрашивал, этого уже не слышали. Слышали другие, набившиеся в тесную, никогда не запирающуюся квартирку за время его отсутствия. «Джан, откуда в тебе все это?..»
А те, первые, сначала звонили и разговаривали подолгу. Он слушал, не перебивал. Они, обидевшись, вешали трубку.
Встречая знакомых, недавно побывавших у него, кивали снисходительно:
«A, Джан... Да, он просто чудо. Но не без странностей, конечно».
Следующие их звонки были уже намного короче:
«Джан, друг, как ты там, все сочиняешь? Отлично! Ну ладно, не пропадай, звони...»
Он не звонил, никогда. Только улыбался – и ждал.
Я не пропадаю. Не пропадаю я, что вы... Я здесь. Здесь.



Top of Page Powered by LiveJournal.com