January 30th, 2007

So...

(no subject)

Обломаются все хворостины,
и не сдвинет ни шепот, ни крик...
Нету нежности той лошадиной
ни сильнее, ни горше:
на миг
прислониться,
друг другу на плечи
тихо головы вдруг положить,
не имея ни воли,
ни речи
среди поля заснеженной лжи...
И стоять так –
недвижно,
беззвучно –
постигая касаньем одним,
что дыханье мое
неразлучно
остается
с дыханьем
твоим...